Skip Global Navigation to Main Content
Skip Breadcrumb Navigation
Тематические доклады

Доклад о правах человека в Туркменистане за 2014 год

Основные положения

Согласно конституции, Туркменистан является светской демократической и президентской республикой, однако страной управляет авторитарное правительство, контролируемое президентом Гурбангулы Бердымухамедовым и его Демократической партией. Бердымухамедов остался на посту президента после проведенных в феврале 2012 года выборов, которые Бюро по демократическим институтам и правам человека при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) определило как выборы, предоставляющие ограниченный выбор конкурирующих политических альтернатив. Силы безопасности находились под полным контролем органов власти.

Произвольные аресты, пытки и несоблюдение гражданских свобод, в том числе ограничение свободы вероисповедания, слова, печати, собраний и передвижения, а также отсутствие у граждан возможности сменить правительство путем свободных и честных выборов являлись основными проблемами в сфере прав человека.

В числе других постоянных проблем в сфере прав человека отмечались отказ в отправлении правосудия и справедливом судебном разбирательстве, произвольное нарушение неприкосновенности частной жизни, жилища и корреспонденции, дискриминация и насилие в отношении женщин, торговля людьми и ограничения на создание свободных объединений работников.

Сотрудники службы безопасности и других государственных ведомств действовали безнаказанно. Сообщений о случаях привлечения к ответственности государственных чиновников за нарушение прав человека не поступало.

Раздел 1. Соблюдение права на неприкосновенность личности, включая недопущение следующих правонарушений:

a. Произвольное или незаконное лишение жизни

Сообщений о том, что правительством или его представителями совершались произвольные или незаконные убийства, не поступало.

b. Исчезновение людей

Сообщений о похищении людей по политическим мотивам не поступало.

c. Пытки и иные виды жестокого, бесчеловечного или унизительного обращения либо наказания

По сообщениям организации Amnesty International, сотрудники службы безопасности пытали и избивали подозреваемых в уголовных преступлениях, заключенных и отдельных граждан, предположительно критически относившихся к деятельности правительства, с целью получения признаний, а также в порядке наказания, несмотря на то что подобные действия запрещены конституцией и законодательством. Представители международной организации «Свидетели Иеговы» сообщили, что 3 июля сотрудники правоохранительных органов в г. Дашогуз избили одного из ее членов и угрожали изнасилованием. Кроме того, как сообщалось, они незаконно удерживали данное лицо в центре реабилитации для наркозависимых в течение двух дней и подвергли четырем инъекциям парализующего вещества.

Согласно данным отчета Amnesty International за 2013 год, пытки, используемые сотрудниками службы безопасности, включали «применение электрошока, удушение, изнасилование, принудительное введение психотропных веществ, лишение пищи и воды, а также переохлаждение».

Закон обязывает правительство заботиться о здоровье и жизни военнослужащих. Однако военнослужащие сообщали, что новобранцы продолжают страдать от дедовщины, унижающей их человеческое достоинство, и от жестокого обращения. Двое призывников, по сообщениям, погибли в результате издевательств. Военнослужащие сообщали, что офицеры реагировали на факты избиений, обследовали новобранцев на предмет обнаружения следов насилия и в отдельных случаях наказывали нарушителей. По имеющимся сведениям, дедовщина в отношении новобранцев была более распространена за пределами Ашхабада.

Условия содержания в тюрьмах и следственных изоляторах

Условия содержания в тюрьмах были тяжелыми и опасными для жизни, характеризовались антисанитарией и переполненностью. Некоторые объекты, например, колония общего режима ЛБК-12 в Лебапском велаяте, были расположены на территориях, где заключенные испытывали воздействие экстремально суровых климатических условий – чрезмерной жары летом и крайне низких температур зимой. Поступали неподтвержденные сообщения о физическом насилии над заключенными со стороны сотрудников тюрем и других заключенных.

Условия содержания. Официальные данные о средних сроках лишения свободы или количестве заключенных, в том числе несовершеннолетних, отсутствовали. Согласно данным отчета за 2011 год, представленного Конвенции ООН против пыток Ассоциацией независимых адвокатов Туркменистана и Туркменской инициативой по правам человека, общая вместимость исправительных колоний и тюрем составляла 8100 заключенных. Как сообщается в статье Союза независимых журналистов Центральной Азии, в 2013 году в стране насчитывалось 30 568 заключенных. Данная цифра, возможно, не включает задержанных, содержавшихся в следственных изоляторах, изоляторах временного содержания в полиции, дисциплинарно-исправительных центрах трудотерапии и в военных штрафных батальонах. Содержавшиеся в следственных изоляторах, в основном являлись лицами, приговоренными к лишению свободы, но еще не отправленными в исправительные колонии. По имеющимся данным, шесть следственных изоляторов были рассчитаны на 1120 заключенных, но число заключенных в них, вероятно, было во много раз больше.

Как правило, мужчины и женщины содержались в разных изоляторах. Информация о количестве объектов для содержания осужденных и задержанных женщин отсутствовала, но в женском исправительном учреждении г. Дашогуз, которое, по имеющимся данным, рассчитано на 2500 заключенных, содержалось около 2000 осужденных женщин. В следственном изоляторе БЛД-4 Балканского велаята, находящемся под юрисдикцией Министерства внутренних дел, по сообщениям содержалось около 800 взрослых и несовершеннолетних заключенных. В их число входили лица, заключенные под стражу до начала судебного процесса, лица, чьи дела были направлены на доследование, а также лица, уже осужденные, но еще не отправленные в исправительные колонии. Воспитательная колония в Байрамали была рассчитана на 142 мальчика, однако международные организации сообщали, что в течение года там одновременно содержалось в среднем 40–50 мальчиков. По сообщениям, в ДЗК-8 девочки и взрослые женщины содержались в разных камерах.

Различные заболевания, особенно туберкулез, были широко распространены. По некоторым сообщениям, в связи с переполненностью исправительных учреждений заключенные с туберкулезом и кожными заболеваниями содержались вместе со здоровыми заключенными, что способствовало распространению заболеваний. Тем не менее, по сообщению представителя международной организации, по крайней мере в Ашхабаде и его окрестностях заключенные с туберкулезом содержались отдельно от здоровых заключенных. Продолжал вызывать обеспокоенность тот факт, что надлежащих проверок и лечения заключенных, больных туберкулезом, перед тем, как помещать их в камеры с другими заключенными, не проводилось, хотя в органах власти утверждалось обратное. По официальным сообщениям, заключенные с диагнозом «туберкулез» направлялись на лечение в специальный госпиталь Министерства внутренних дел в г. Мары, а после освобождения имели доступ к медицинскому обслуживанию по месту жительства.

Питательность тюремной пищи оставляла желать лучшего, и заключенные страдали от недоедания. В доступе к дополнительному питанию заключенные зависели от своих родственников. Некоторые члены семей и заключенные заявляли, что иногда администрация тюрем изымала продуктовые посылки. Сведения о наличии в тюрьмах питьевой воды получить не удалось.

Администрация. По словам родственников, администрация тюрем отказывала в передаче продуктов питания, медикаментов и иных товаров, привезенных некоторым заключенным членами их семей, а иногда лишала их свиданий с заключенными. Органы власти позволяли иностранным дипломатам встречаться с гражданами их стран, находящимися под стражей по обвинению в совершении уголовного преступления. Органы власти не предоставляли информации о ведении учетной документации в тюрьмах, а также не сообщали, разрешалось ли заключенным осуществлять религиозные обряды, и осуществлялся ли систематический контроль условий содержания в тюрьмах и следственных изоляторах. Альтернативой лишения свободы для лиц, совершивших ненасильственные преступления, являлись отсрочка исполнения приговора, штрафы и вычеты из заработной платы. Данные о должности уполномоченного по правам заключенных отсутствуют.

Независимый мониторинг. В августе государственные чиновники разрешили Международному комитету Красного Креста и ОБСЕ посетить женскую тюрьму в г. Дашогуз. В ноябре органы власти разрешили посетить это учреждение делегации представителей США и ЕС.

Улучшения. В марте сотрудники правоохранительных органов приняли участие в поездке в Лондон, организованной ОБСЕ, для ознакомления с практикой управления тюрьмами. В ноябре чиновники участвовали в пятидневной учебной программе, организованной ОБСЕ и посвященной международным стандартам прав заключенных и обращения с ними. Поступали сообщения о том, что обращение с заключенными и качество продуктов питания в исправительных учреждениях в Ахалском, Лебапском и Марыйском велаятах улучшились. В 2013 году правительство открыло в г. Дашогузе новое исправительное учреждение на 2500 мест для женщин, в котором имеются медицинские клиники, родильное отделение, места отдыха и развлечений, а также центральные системы отопления и охлаждения. Кроме того, в данном учреждении имеется мастерская по пошиву тюремной одежды, и, по имеющимся сведениям, труд заключенных оплачивается. В 2013 году в уголовный кодекс были внесены поправки, позволяющие работающим заключенным получать государственные льготы, дополнительный паек и государственную пенсию.

d. Произвольный арест или задержание

Произвольный арест и содержание под стражей запрещены законом, однако по-прежнему представляли серьезную проблему.

Роль полиции и органов безопасности

Министерство внутренних дел руководит деятельностью уголовной полиции, которая тесно сотрудничает с Министерством национальной безопасности в вопросах национальной безопасности. Министерство национальной безопасности оказывает влияние на кадровые изменения в других министерствах и обеспечивает выполнение президентских указов. Как Министерство национальной безопасности, так и уголовная полиция действовали безнаказанно. Отсутствовала какая-либо информация о том, что президентская комиссия, созданная в 2007 году для рассмотрения жалоб граждан о противоправных действиях, проводила какие-либо расследования, в результате которых сотрудники сил безопасности привлекались бы к ответственности за злоупотребления.

Отсутствовала национальная стратегия реформирования полиции и органов безопасности. Однако в августе сотрудники правоохранительных органов приняли участие в семинаре, организованном ОБСЕ и посвященном международным стандартам в области уголовного права и защиты потерпевших.

Порядок ареста и обращение с задержанными

При аресте подозреваемого в момент совершения преступления ордер на арест не требуется. Генеральный прокурор должен выдать ордер на арест в течение 72 часов с момента задержания. Если следственные органы не найдут доказательств вины задержанного и не предъявят ему официального обвинения в течение 10 дней с момента задержания, он должен быть освобожден из-под стражи, однако это требование не всегда соблюдалось. Если доказательства вины будут обнаружены, следствие может длиться два месяца. Районные прокуроры и прокуроры национального уровня могут продлевать срок следствия до шести месяцев. Генеральный прокурор или заместитель генерального прокурора может продлить срок следствия не более чем на один год. По окончании следствия прокурор подготавливает обвинительное заключение и передает дело в суд. Суды, как правило, следовали этим процедурам, а прокуроры своевременно уведомляли задержанных о предъявленных им обвинениях.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает систему освобождения под залог и поручительство, однако органы власти не использовали эти положения. Закон дает задержанным право непосредственно обратиться к самостоятельно выбранному адвокату после предъявления официального обвинения. Однако по ряду причин задержанные могли лишаться возможности регулярно или в срочном порядке обращаться к адвокату – как в силу незнания ими соответствующего положения закона или нарушения этого положения закона сотрудниками сил безопасности, так и потому, что обращение за официальной юридической помощью не являлось культурной нормой. В течение года органы власти отказывали некоторым задержанным в свидании с членами семьи. Некоторые семьи не имели сведений о местонахождении своих задержанных родственников. Заключение с лишением права переписки и общения оставалось проблемой. Оставалось неясным, в какой степени органами власти нарушались процессуальные положения системы уголовного правосудия.

Произвольный арест. Закон трактует любую оппозицию правительству как государственную измену. Признанных виновными в измене ожидало пожизненное заключение, и они не подлежали амнистии. В прошлом органы власти арестовывали лиц, выражавших критические или отличающиеся от официальных взгляды, и предъявляли им обвинения в экономических или уголовных преступлениях вместо обвинений в государственной измене.

Поступали сообщения о произвольных арестах и задержаниях. Часто задерживались правозащитники, члены религиозных групп, представители этнических меньшинств, диссиденты, а также члены неправительственных организаций (НПО), которые взаимодействовали с иностранцами. 5 июля информационное агентство «Форум 18» сообщило, что на железнодорожном вокзале г. Дашогуз правоохранительные органы задержали свидетеля Иеговы Биби Рахманову, ее мужа Вепу Тувакова и их четырехлетнего сына. По имеющимся сведениям, сотрудники полиции применили силу в отношении Рахмановой и избили Тувакова, прежде чем отпустить их 7 июля. Как сообщается, 7 августа органы власти поместили Рахманову под стражу в следственный изолятор ДЗД-7 в г. Дашогуз. 18 августа суд признал ее виновной в хулиганстве и применении насилия в отношении сотрудника правоохранительных органов и приговорил к лишению свободы сроком на четыре года. 2 сентября апелляционный суд отменил постановление, приговорил Рахманову к трем годам лишения свободы условно и освободил ее.

Активист Мансур Мингелов, выступающий в защиту прав белуджских меньшинств, оставался в тюрьме. По данным организации Amnesty International, пытаясь добиться пересмотра своего дела, он объявил голодовку, которая продлилась с 19 мая по 7 июня. Согласно имеющимся сведениям, органы власти пересмотрели его дело, но не освободили из заключения. Он был арестован еще в 2012 году и, как утверждается, избит.

В октябре органы власти освободили из заключения восемь членов организации «Свидетели Иеговы», большинство из которых было осуждено по обвинениям, связанным с отказом от обязательной военной службы по религиозным соображениям.

Предварительное заключение. В большинстве случаев закон допускает задерживать подозреваемых на срок, не превышающий двух месяцев, но в исключительных случаях с разрешения генерального прокурора арест может быть продлен до одного года. В отношении малозначительных преступлений применяются более короткие сроки расследования. В соответствии с последними тенденциями, органы власти редко выходили за пределы дозволенных законом сроков заключения под стражу до начала судебного процесса. В прошлом хроническая коррупция и громоздкий бюрократический процесс приводили к длительным задержкам судебных разбирательств, но усилия, направляемые правительством на борьбу с коррупцией, а также создание Академии государственной службы с целью повышения квалификации госслужащих фактически устранили такие задержки. Получение принудительных признательных показаний также играло роль в сокращении срока пребывания под стражей до начала судебного процесса.

Амнистия. 19 февраля правительство помиловало 859 заключенных в честь Дня Государственного флага. Еще 2194 заключенных были амнистированы в связи с Днем конституции 18 мая. В июле правительство помиловало 1104 заключенных в честь праздника «Ночь всемогущества». В октябре президент Бердымухамедов объявил амнистию заключенных в связи с празднованием Дня независимости. Поступали сообщения о том, что было освобождено около 1300 заключенных, но точное их число неизвестно. Еще 602 заключенных были амнистированы в декабре по случаю Дня нейтралитета Туркменистана. Заключенные, отбывающие сроки по статьям, связанным с наркотиками или оружием, не имеют права на амнистию, однако в отношении помилования ограничений нет, и помилования рассматриваются отдельно от амнистии.

e. Отказ в справедливом и публичном судебном разбирательстве

Хотя закон предусматривает независимость суда, судебная власть подчинялась исполнительной. Отсутствовал законодательный контроль назначений и увольнений судей президентом. Президент обладал исключительными полномочиями для увольнения любого судьи. Судебная власть повсеместно считалась коррумпированной и неэффективной.

Судебная процедура

Закон предусматривает надлежащие правовые процедуры для подсудимых, включая открытые слушания, доступ к материалам обвинения, право вызова свидетелей, право на защитника, в том числе назначенного судом, если подсудимый не может сам оплатить услуги адвоката, а также право представлять свои интересы в суде; однако подсудимым нередко отказывали в этих правах. Часто подсудимые не могли воспользоваться презумпцией невиновности. Отсутствует система суда присяжных. Публике позволяется присутствовать на большинстве судебных процессов, но некоторые процессы слушались в закрытом порядке, особенно те, в которых органы власти усматривали политическую подоплеку. Интересы подсудимых защищали очень немногие независимые адвокаты. Согласно уголовно-процессуальному кодексу, подсудимые должны присутствовать на судебных процессах и иметь возможность своевременно консультироваться с адвокатом. Закон не устанавливает каких-либо ограничений на доступ подсудимых к адвокату. Иногда суд отказывал подсудимым в очных ставках или в возможности задать вопросы свидетелям обвинения, а также отказывал подсудимым и их адвокатам в доступе к доказательствам обвинения. В некоторых случаях суды отказывались приобщать к делу оправдательные доказательства, представляемые адвокатами, даже если такие доказательства могли изменить исход судебного процесса. Русскоязычным обвиняемым не предоставлялся судебный переводчик.

Даже в тех случаях, когда суды соблюдали процессуальные нормы, авторитет государственного обвинителя намного превышал авторитет защитника, что затрудняло доступ обвиняемого к правосудию. Стенограммы судебных заседаний зачастую были неточными или неполными, особенно когда имелась необходимость переводить показания подсудимых с русского языка на туркменский. Подсудимые могли опротестовывать решения нижестоящих судов и подавать президенту прошения о помиловании. Поступали достоверные сообщения о том, что судьи и прокуроры часто заранее определяли исход судебных процессов и приговоры.

Политические заключенные и лица, содержащиеся под стражей по политическим мотивам

Оппозиционные группы и некоторые международные организации утверждали, что в стране имеются политические заключенные и задержанные. Точное количество таких лиц – к которым относились и лица, обвиняемые в покушении на бывшего президента Ниязова в 2002 году – оставалось неизвестным. Однако, по словам одного из международных представителей, в сентябре органы власти утверждали, что после попытки государственного переворота были заключены под стражу 104 человека и освобождены 32. Признанных виновными в государственной измене ожидало пожизненное заключение, они не подлежали амнистии, но могли получить от президента сокращение срока заключения. Власти отрицали, что кто-либо из этих людей являлся политическим заключенным.

Гражданско-правовые процедуры и средства судебной защиты

Система гражданского судопроизводства не являлась ни независимой, ни беспристрастной, поскольку все судьи назначались президентом. Согласно закону доказательства, собранные во время расследования уголовного дела, могут быть использованы для обоснования гражданского иска в процессе, именуемом «гражданский иск в уголовном процессе». В прошлом сообщалось о взятках в системе гражданского судопроизводства с целью обеспечения принятия того или иного решения. В тех случаях, когда государственные интересы касались отдельных граждан, органы власти использовали административные рычаги для давления на суд при вынесении приговоров. Наиболее часто в принудительном порядке выполнялись распоряжения судов о выселении.

Возврат имущества

Органы власти не обеспечивали последовательного выполнения законоположений, касающихся реституции или компенсации за конфискацию частной собственности. В 2007 году президент Бердымухамедов заявил, что снос жилых домов не будет осуществляться, если отсутствует альтернативное жилье. Тем не менее органы власти продолжали сносить частные дома в рамках программы реконструкции города, без выплаты владельцам надлежащих компенсаций. Количество и порядок рассмотрения жалоб, поступающих в комиссию, отвечающей за обращения жителей, дома которых были расположены на строительных площадках новых зданий, выяснить не удалось.

f. Произвольное вмешательство в частную и семейную жизнь, нарушение неприкосновенности жилья или переписки

Конституция и закон запрещают подобные действия, но органы власти игнорировали этот запрет. По сообщениям, в домах граждан проводились обыски без соответствующего ордера. Закон не регламентирует наблюдение, осуществляемое службой государственной безопасности, которая регулярно контролировала деятельность чиновников, граждан, оппонентов, лиц, критикующих правительство, и иностранцев. Сотрудники службы безопасности использовали слежку, прослушивание телефонных разговоров, электронное прослушивание и услуги осведомителей. Органы власти часто опрашивали родителей студентов, обучающихся за рубежом, и иногда грозили государственным служащим увольнением за общение с иностранцами.

Сообщалось, что органы власти перехватывали почту перед ее доставкой, а письма и посылки, доставленные в почтовые отделения, должны были оставаться незапечатанными для проверки государственными органами.

Лица, которые подвергались преследованию, задержанию или аресту со стороны органов власти, и члены их семей сообщали, что их родных увольняли с работы и исключали из учебных заведений по распоряжению властей. Иногда членов семей также задерживали и допрашивали.

Раздел 2. Соблюдение гражданских свобод, включая следующие:

a. Свобода слова и печати

Конституция предусматривает свободу слова и печати, но правительство не обеспечивало соблюдения этих прав.

Свобода слова. Законодательство требует, чтобы политические партии позволяли представителям Центральной избирательной комиссии и Министерства юстиции присутствовать на их собраниях. Правительство также предостерегало критически настроенных лиц от обсуждения проблем в области прав человека с зарубежными журналистами или другими иностранцами.

Свобода прессы. Правительство финансировало и контролировало издание книг и почти всех других печатных средств массовой информации. Еженедельная газета «Рысгал» продолжала выходить, но ее статьи представляли собой в основном перепечатки материалов государственных средств массовой информации либо отражали мнения государственного информационного агентства. Государство существенно ограничивало импорт иностранной прессы, за исключением частной, но одобренной правительством турецкой газеты Zaman Turkmenistan, которая отражала взгляды государственных газет Туркменистана.

Правительство контролировало радио и государственное телевидение, но в стране были широко распространены спутниковые антенны, позволяющие принимать иностранные телевизионные программы. Кроме того, граждане могли принимать международные радиопрограммы посредством спутниковой связи.

Сохранялся запрет негосударственным учреждениям подписываться на иностранные периодические издания, хотя экземпляры неполитических периодических изданий иногда появлялись на базарах. Правительство продолжало подписку на русскоязычные издания для государственных служащих, хотя для общественности эти публикации были недоступны. По имеющимся сведениям, сотрудники таможни ашхабадского аэропорта просматривали и конфисковали книги и периодические издания у пассажиров.

Отсутствовали независимый контроль аккредитации средств массовой информации, критерии выдачи журналистских удостоверений, гарантии получения аккредитации при наличии свободного места и какие-либо меры защиты от лишения аккредитации по политическим мотивам. Правительство требовало, чтобы все иностранные корреспонденты подавали заявления на аккредитацию. Журналистам из других стран визы выдавались только для освещения определенных событий, таких как международные конференции и встречи на высшем уровне, на которых их деятельность могла контролироваться. Не менее девяти журналистов, представляющих иностранные средства массовой информации, получили аккредитацию. Правительство утверждало, что в стране было аккредитовано 39 журналистов, но не разъяснило, представляли ли эти журналисты иностранные средства массовой информации. Турецкие новостные агентства были представлены в стране восемью корреспондентами, не менее четырех из которых, по имеющимся сведениям, получили аккредитацию. Несмотря на повторяющуюся в течение нескольких лет подачу официальных заявлений на аккредитацию, радио «Свободная Европа» /радио «Свобода» так и не получило какого-либо ответа. Не более восьми корреспондентов, представляющих иностранные средства массовой информации, работали без аккредитации.

Насилие и преследования. По имеющимся сведениям, власти вели наблюдение за журналистами и преследовали их. Поступали сообщения о том, что сотрудники правоохранительных органов преследовали гражданских журналистов, которые работали на иностранные средства массовой информации, и следили за ними, в частности, их телефонные разговоры прослушивались, а выезд за границу ограничивался. Приезжающие иностранные журналисты сообщали о преследованиях и ограничении свободы передвижения при попытках публиковать репортажи из страны.

Как и в предыдущие годы, правительство обязывало журналистов, работающих на государственные СМИ, получать разрешение на освещение тех или иных мероприятий и на публикацию или трансляцию репортажей об этих мероприятиях.

Цензура или ограничение содержания. Закон запрещает цензуру и обеспечивает свободу сбора и распространения информации, однако органы власти исполняли этот закон не в полной мере. Правительство продолжало осуществлять цензуру газет и запрещать публикацию оппозиционных политических взглядов или какой-либо критики президента. Местные журналисты и корреспонденты иностранных новостных агентств прибегали к самоцензуре, опасаясь ответных мер со стороны органов власти.

С целью регулирования печатной и копировальной деятельности в стране правительство обязало все издательства, типографии и копировальные центры регистрировать оборудование. Запрещались публикации на неугодные правительству темы, в том числе некоторые художественные произведения.

Действия по расширению свободы печати

Закон о средствах массовой информации 2013 года запрещает цензуру и обеспечивает свободу сбора и распространения информации, однако он реализован не полностью. Государственные чиновники и представители государственных СМИ участвовали в пяти учебных программах, организованных ОБСЕ и посвященных журналистике и средствам массовой информации.

Свобода пользования интернетом

Правительство продолжало контролировать электронную почту и деятельность граждан в интернете. Сообщалось, что Министерство национальной безопасности контролировало основной шлюз доступа, а на нескольких серверах с IP-адресами, зарегистрированными на Министерство связи, использовалось программное обеспечение, которое позволяло правительству записывать разговоры по протоколу VoIP, включать камеры и микрофоны и регистрировать нажатие клавиш клавиатуры. Власти блокировали доступ к веб-сайтам, которые они считали сомнительными, включая YouTube и Facebook.

Согласно данным Международного союза электросвязи, интернетом пользовались примерно 5 процентов населения. Процент населения с доступом к интернету через мобильные телефоны, по имеющимся сведениям, был значительно выше, однако официальная статистика по этим показателям была недоступна.

Академические свободы и культурные мероприятия

Органы власти не допускали критики государственной политики и президента в академических кругах и сокращали исследования в областях, которые считались политически важными, таких как сравнительное правоведение, история, межнациональные отношения и теология. Указ президента от 9 января разрешил правительству сертифицировать иностранные дипломы в январе и июле каждого года. Для официального признания иностранных дипломов выпускники должны заполнить форму заявления, представить сведения об истории своей семьи на протяжении трех поколений и сдать установленные в Туркменистане государственные экзамены по специальности. В результате этого длительного процесса многие выпускники иностранных университетов сообщали, что не смогли сертифицировать свои дипломы в Министерстве образования, и это не позволило им получить работу в государственных учреждениях. Некоторые выпускники сообщали, что чиновники министерства требовали взятки за сертификацию дипломов.

Правительство жестко контролировало постановку в государственных театрах пьес и представлений по строго ограниченному списку. Органы власти также жестко контролировали просмотр фильмов, допуская в прокат только фильмы с дубляжом или субтитрами на туркменском языке, за исключением фильмов, показ которых был организован иностранными посольствами.

Министерство культуры осуществляло цензуру и контроль всех публичных выставок, включая музыкальные, художественные и культурные мероприятия.

b. Свобода мирных собраний и объединений

Свобода собраний

Конституция и законодательство предусматривают свободу собраний, но правительство ограничивало это право. В течение года органы власти либо не выдавали разрешений, обязательных для проведения общественных собраний и демонстраций, либо не позволяли незарегистрированным организациям проводить демонстрации.

Свобода объединений

Хотя конституция и законодательство предусматривают свободу объединений, правительство ограничивало это право. Закон требует, чтобы все НПО были зарегистрированы в Министерстве юстиции, а вся иностранная помощь координировалась Министерством иностранных дел. Деятельность незарегистрированных НПО карается штрафом, краткосрочным задержанием и конфискацией имущества.

Международные организации признали независимыми только несколько из 112 зарегистрированных НПО. НПО сообщали, что правительство создало ряд административных препятствий для НПО, которые пытались зарегистрироваться. По сообщениям, органы власти неоднократно отказывались принимать некоторые заявления по техническим причинам. В октябре правительство сообщило, что в течение года было зарегистрировано три НПО, основной сферой деятельности которых являлась организация спортивных мероприятий и досуга. Несколько организаций, ожидающих регистрации, нашли альтернативные способы осуществления своей деятельности, например, регистрировались в качестве коммерческих организаций или филиалов других, уже зарегистрированных групп, тогда как другие организации приостановили или ограничили свою деятельность. Несмотря на то что согласно закону действует порядок регистрации иностранной помощи, НПО не смогли зарегистрировать двустороннюю иностранную помощь в силу указа 2013 года, требующего такой регистрации.

Источники отмечали ряд барьеров, созданных на пути формирования и функционирования гражданского общества. К таким препятствиям относятся нормативно-правовые акты, которые позволяли Министерству юстиции направлять своих представителей на мероприятия и собрания объединений, а также требования к объединениям уведомлять власти о планируемых мероприятиях. Майский Закон об НПО уже не содержит требования о том, чтобы учредителями объединений являлись граждане страны, и предусматривает сокращение количества зарегистрированных членов, которые должны входить в состав национального объединения, до 400 человек. Закон также разрешает НПО осуществлять сбор средств и выдвигать кандидатов на выборные должности, а также позволяет создавать иностранные НПО.

c. Свобода вероисповедания

См. доклад Государственного департамента США о свободе вероисповедания в странах мира, International Religious Freedom Report, по адресу www.state.gov/religiousfreedomreport/.

d. Свобода передвижения, внутренне перемещенные лица, защита беженцев и лиц без гражданства

Конституция и законодательство не обеспечивают полной свободы передвижения.

Передвижение внутри страны. Закон обязывает граждан иметь внутренние паспорта и прописку. Все иностранцы по-прежнему должны были получать разрешение на посещение приграничных районов.

Несмотря на законодательные запреты на признание двойного гражданства, принятый в 2013 году закон разрешает выдавать туркменские паспорта лицам, имеющим двойное гражданство Туркменистана и России, которые не обязаны отказываться от российского гражданства, если они получили его до 2003 года. Реализация закона носила непоследовательный характер.

Выезд за границу. Власти продолжали препятствовать выезду некоторых граждан из страны, хотя отрицали наличие списка лиц, которым запрещено выезжать за рубеж. По данным организации Human Rights Watch, 10 апреля органы власти не позволили вылететь в Стамбул Руслану Тухбатуллину, который собирался навестить своего брата, Фарида Тухбатуллина, главу Туркменской инициативы по правам человека. Фарид Тухбатуллин эмигрировал в Австрию в 2008 году, освободившись из заключения в Туркменистане.

Закон о миграции 2005 года запрещает выезд из страны любому гражданину, который имеет доступ к государственной тайне, фальсифицировал личные данные, совершил тяжкое преступление, находится под наблюдением, может стать жертвой торговли людьми, ранее нарушал закон страны назначения, или поездка которого противоречит интересам национальной безопасности. Бывшим сотрудникам государственных организаций, имевшим доступ к государственной тайне, выезд за рубеж запрещен в течение пяти лет после увольнения с государственной службы. Закон позволяет органам власти отказывать в выезде за рубеж лицам, освобожденным по президентской амнистии, на срок до двух лет. Закон также позволяет правительству устанавливать ограничения, касающиеся получения образования по отдельным профессиям и специальностям.

Ссылка. Закон предусматривает внутреннюю ссылку. Сосланное лицо должно проживать в определенном месте в течение установленного срока от двух до пяти лет.

Защита беженцев

Хотя формально система предоставления статуса беженца имеется, фактически она бездействовала. В 2009 году правительство взяло на себя обязательство определить статус беженца перед Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ). УВКБ имело статус наблюдателя на проводимых правительством слушаниях по определению статуса беженца. Лица, которых правительство не признает беженцами, для получения соответствующего статуса могут обращаться в УВКБ. Беженцы, получившие удостоверения УВКБ, должны каждый год продлевать их в государственных органах. В стране насчитывалось 45 беженцев, получивших удостоверения УВКБ.

В июне правительство внесло в законодательство поправки, позволяющие беженцам бесплатно получить удостоверение личности с биометрическими данными и проездные документы, соответствующие требованиям Международной организации гражданской авиации.

Доступ к убежищу. Законодательством страны предусмотрено предоставление убежища или статуса беженца, и правительство создало систему по обеспечению защиты беженцев. Страна не предоставляла кому-либо убежище с 2005 года.

Принудительное возвращение беженцев. Правительство утверждало, что ни один беженец, имеющий удостоверение УВКБ, не был изгнан или принужден вернуться в ту страну, где его жизнь и свобода оказались бы под угрозой по причине его расовой или религиозной принадлежности, гражданства, членства в той или иной социальной группе или политических взглядов.

Лица без гражданства

Ребенок получает гражданство, которое имеется у одного из родителей. В марте по оценкам УВКБ в стране насчитывалось 8320 лиц без гражданства и лиц с неустановленным гражданством, хотя это число не было официально подтверждено. Отсутствовала информация о количестве лиц без гражданства, являвшихся одновременно беженцами. Требование о том, чтобы заявители на получение гражданства доказали, что не являются гражданами другой страны, препятствовало установлению гражданства лиц без документов. Однако правительство сотрудничало с УВКБ и Международной организацией по миграции в целях организации совместной международной конференции, посвященной отсутствию гражданства и вопросам миграции, и в июне предоставило гражданство 786 лицам без гражданства. Кроме того, в июне правительство внесло в миграционное законодательство поправки, позволяющие лицам без гражданства на законных основаниях проживать в стране и выезжать за рубеж, имея при себе выданное органами власти удостоверение личности и проездные документы.

Не имеющие документов лица без гражданства не могли получать социальное обеспечение и образование и не имели возможности устроиться на работу.

Раздел 3. Соблюдение политических прав: право граждан на смену власти

Граждане не имели возможности сменить правительство путем свободных и честных выборов. По Конституции страна является светским демократическим государством, в котором государственное правление осуществляется в форме президентской республики. Конституция предусматривает распределение полномочий между разными ветвями власти, но наделяет институт президентства несоразмерными правами. Власть президента над страной оставалась практически абсолютной.

Согласно заявлению ОБСЕ, закон о выборах не соответствует стандартам этой организации.

Выборы и участие в политической жизни

Последние выборы. Президентские выборы проводились в 2012 году, но условия их проведения не позволили ОБСЕ развернуть наблюдательную миссию. Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) отметило в своем Отчете миссии по оценке потребностей (декабрь 2011 года), что развертывание наблюдательной миссии не повысило эффективности выборов из-за ограничений основных свобод, отсутствия политического плюрализма и прогресса в приведении правовой системы страны в соответствие с требованиями ОБСЕ к демократическим выборам. Правительство не предложило ОБСЕ прислать своих наблюдателей; тем не менее Содружество независимых государств (СНГ), в котором Туркменистан председательствовал в 2012 году, направило небольшую наблюдательную миссию, которая не имела неограниченного доступа на избирательные участки и не опубликовала полный отчет о своих наблюдениях.

В 2013 году правительство ввело новый избирательный кодекс, регулирующий деятельность Центрального избирательного комитета, определяющий права избирателей и устанавливающий порядок проведения выборов.

В декабре 2013 года были проведены национальные парламентские выборы, во время которых впервые в истории за места в парламенте боролась еще одна политическая партия – Партия промышленников и предпринимателей. Правительство предложило ОБСЕ прислать на выборы своих наблюдателей. Хотя в Отчете миссии по оценке потребностей, опубликованном в августе 2013 года, БДИПЧ было рекомендовано не развертывать миссию по наблюдению за выборами, Бюро, тем не менее, направило свою миссию по мониторингу выборов в составе 15 человек для дальнейшего изучения новой правовой и административной основы проведения выборов. В окончательном отчете миссии БДИПЧ по мониторингу выборов отмечалось, что выборы проходили в условиях строгого политического контроля, который характеризовался отсутствием соблюдения основных свобод. В отчете также отмечалось, что, несмотря на существование второй политической партии, у избирателей не было возможности подлинного выбора политических альтернатив. Парламентская ассамблея ОБСЕ также направила группу оценки выборов в составе 12 человек, в числе которых было восемь европейских парламентариев, тогда как от СНГ на выборы было направлено 68 наблюдателей из девяти стран.

В ноябре проводились выборы в местные органы власти, на которых отсутствовали независимые группы наблюдателей.

Политические партии и участие в политической деятельности. Для действительно независимых политических партий Закон существенно затрудняет организацию, выдвижение кандидатов и проведение кампаний, поскольку наделяет Минюст широкими полномочиями во всем, что касается процесса регистрации и контроля за партийными собраниями. Закон запрещает создание политических партий на религиозной, региональной или профессиональной основе, а также партий, которые «нарушают моральные нормы». Закон не объясняет, каким образом партия может обжаловать ее закрытие правительством. В мае правительство приняло закон об НПО, который позволяет общественным организациям выдвигать кандидатов на выборные должности. В сентябре была зарегистрирована третья политическая партия под названием «Аграрная партия». Правительство позволило ОБСЕ представить экспертные комментарии к закону и внесло ряд изменений в уголовный кодекс страны.

Государственные СМИ освещали деятельность президента Бердымухамедова, Демократической партии, Партии промышленников и предпринимателей, Аграрной партии, а также ремесленных и профессиональных союзов.

Независимые политические группы отсутствовали. Существовали три зарегистрированные политические партии – находящаяся у власти Демократическая партия (бывшая Коммунистическая партия Туркменистана), проправительственная Партия промышленников и предпринимателей, а также вновь зарегистрированная Аграрная партия, которая также являлась проправительственной. Официально правительство не запрещает членство в других политических организациях, но сообщения о лицах, заявляющих о членстве в политических организациях помимо этих трех партий, не поступали. Органы власти не позволяли оппозиционным движениям, базирующимся за пределами страны, включая Народное демократическое движение Туркменистана, Республиканскую партию Туркменистана и общественно-политическое движение «Ватан» («Отечество»), осуществлять деятельность на территории страны.

Участие женщин и меньшинств. В парламенте, состоящем из 125 человек, числилось 33 женщины, включая спикера. Женщины занимают несколько других важных государственных постов, включая должности заместителя председателя парламента, вице-премьера кабинета министров по культуре, телевизионному вещанию и прессе, министра образования, а также директоров государственных архивов.

При назначении на государственные должности правительство отдавало предпочтение этническим туркменам, но представители этнических меньшинств занимали несколько важных государственных должностей. Члены крупнейшего в стране племени ахал-теке, к которому принадлежит президент, играли наиболее заметную роль в культурной и политической жизни.

Раздел 4. Коррупция и отсутствие прозрачности в государственных органах

Несмотря на то что закон предусматривает уголовное наказание за коррупцию в официальных органах, правительство не применяло данный закон эффективно, и чиновники зачастую совершали коррупционные действия безнаказанно. Коррупция имела место в службе безопасности, а также во всех социальных и экономических секторах. Факторы, способствующие коррупции, включали систему покровительства, отсутствие прозрачности и отчетности, а также опасение репрессий со стороны правительства в отношении гражданина, решившегося заявить о факте коррупции. Согласно данным организации «Фридом Хаус» и показателям эффективности государственного управления Всемирного банка, в стране существовала очень серьезная проблема коррупции.

Коррупция. Борьбой с коррупцией в стране руководят Генеральная прокуратура и Министерство национальной безопасности. В отличие от предыдущего года ни один из государственных чиновников не получил выговора и не был освобожден от занимаемой должности в связи с обвинениями в коррупции. Государственные чиновники приняли участие в трех семинарах ОБСЕ по борьбе с коррупцией и отмыванием денег.

Раскрытие финансовой информации. Закон не обязывает выбранных или назначенных чиновников раскрывать информацию о своих доходах и имуществе. Требования по предоставлению финансовой информации не являются прозрачными и не соответствуют международным нормам. Государственные предприятия не обязаны представлять финансовую отчетность даже своим иностранным партнерам. Финансовые проверки зачастую проводятся местными аудиторами, а не компаниями с международной репутацией.

Открытый доступ к информации. Хотя закон «О средствах массовой информации» предусматривает доступ общественности к государственной информации по запросу через аккредитованные источники массовой информации, правительство такого доступа не предоставляло. Органы власти отказывались предоставлять конкретную информацию на том основании, что она является государственной тайной. Некоторые статистические данные были приравнены к государственной тайне. Демографические данные не разглашались, а власти публиковали экономические и финансовые данные, подтасованные с целью оправдания государственной политики и расходов.

Раздел 5. Отношение органов власти к расследованиям предполагаемых нарушений прав человека, проводимым международными и неправительственными организациями

В стране отсутствовали внутренние правозащитные НПО из-за отказа правительства регистрировать такие организации, а также из-за ограничений, которые делали деятельность незарегистрированных организаций незаконной. Правительство продолжало контролировать неполитические, социальные и культурные организации.

Организация Объединенных Наций и другие международные органы. Ни одна международная правозащитная НПО не сохраняла постоянного присутствия в стране, хотя правительство разрешило международным организациям, в том числе ОБСЕ и УВКБ, иметь постоянные миссии. Правительство дало разрешение ОБСЕ на проведение семинаров и совершение ознакомительных поездок, связанных с правами заключенных, правами женщин, свободой вероисповедания, надлежащим управлением и свободой средств массовой информации. Правительство осуществляло сотрудничество с МОМ и УВКБ по вопросам миграции и отсутствия гражданства, а также с Программой развития ООН (ПРООН) по вопросам повышения уровня осведомленности и улучшения доступа к информации о правах человека. Государственные ограничения свободы слова, печати и объединений значительно сужали возможности международных организаций в вопросах изучения, понимания и полной оценки политики и практики правительства в сфере прав человека.

Власти никак не ограничивали доступ в Центр ОБСЕ. Отсутствовали сообщения о том, что власти препятствовали контактам граждан с другими международными организациями.

Государственные органы по правам человека. Государственный Национальный институт демократии и прав человека, созданный в 1996 году с целью поддержки демократизации и контроля защиты прав человека, не являлся независимой организацией. Его возможности по защите прав граждан были весьма ограничены. Тем не менее он исполнял роль неофициального органа по рассмотрению нескольких петиций от граждан, полученных институтом через комиссию по рассмотрению жалоб. Межведомственная комиссия по обеспечению выполнения международных обязательств Туркменистана в области прав человека и международного гуманитарного права собиралась два раза в год, чтобы координировать реализацию ограниченного числа рекомендаций международных организаций по правам человека. В 2005 году занимавший в то время пост президента Ниязов создал парламентский Комитет по защите прав и свобод человека для осуществления надзора за выполнением законов в сфере прав человека.

Раздел 6. Дискриминация, насилие в обществе, торговля людьми

Хотя закон запрещает дискриминацию по признаку расы, пола, инвалидности, языка, принадлежности к этническому меньшинству или социальному положению, дискриминация оставалась проблемой, так же как и насилие в отношении женщин.

Женщины

Изнасилование и бытовое насилие. Закон предусматривает уголовное наказание за изнасилование в виде тюремного заключения сроком от трех до десяти лет. Изнасилование лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, наказывается лишением свободы сроком от 10 до 25 лет. Культурные предубеждения, препятствующие сообщению об изнасиловании или признанию самого факта, затрудняли определение масштаба проблемы.

Закон запрещает бытовое насилие, включая жестокость одного супруга по отношению к другому, и предусматривает в уголовном кодексе положения, касающиеся умышленного причинения вреда здоровью. Меры наказания зависят от причиненного вреда и варьируются от штрафов до лишения свободы на срок 15 лет, хотя на практике соблюдение закона обеспечивалось непоследовательно.

Неофициальные сообщения о бытовом насилии против женщин поступали достаточно часто; большинство жертв бытового насилия молчали, так как не знали о своих правах или опасались еще большей жестокости со стороны мужей или родственников. В 2012 году НПО «Кейик Окара» при поддержке ОБСЕ открыла убежище для жертв бытового насилия. «Кейик Окара» продолжала обслуживать горячую линию по вопросам бытового насилия, а также предоставляла бесплатные консультации и психологическую помощь жертвам бытового насилия. Кроме того, эта НПО проводила семинары по повышению уровня информированности о бытовом насилии. Одна официальная женская группа в Ашхабаде и несколько неофициальных групп в других регионах оказывали помощь жертвам бытового насилия.

Калечащие операции на женских половых органах/женское обрезание (FGM/C). Отсутствуют законы, которые прямо запрещают калечащие операции на женских половых органах/женское обрезание, однако сообщений о подобных операциях не поступало.

Прочие виды противоправной традиционной практики. Отсутствуют законы, которые бы прямо запрещали противоправную традиционную практику, например, убийства из-за приданого и убийства по соображениям чести, однако сообщений о таких преступлениях не поступало.

Сексуальные домогательства. Отсутствуют законы, прямо запрещающие сексуальное домогательство; поступали сообщения о случаях сексуального домогательства на рабочем месте.

Репродуктивные права. Семейные пары и отдельные граждане имеют право свободно и по своему усмотрению определять количество рождаемых детей, время их зачатия и интервалы между деторождением, а также право на достижение максимально высокого уровня репродуктивного здоровья, и у большинства граждан имелась возможность осуществлять планирование семьи без дискриминации, принуждения и насилия.

Современные контрацептивные средства были широкодоступны для мужчин и женщин, а женщины в большинстве регионов обращались в родильные дома, осуществлявшие предродовое и послеродовое наблюдение и уход. Однако для женщин, проживающих в сельской местности, доступ к средствам контрацепции и родильным домам был затруднен. Согласно данным Отчета о состоянии народонаселения мира за 2014 год, подготовленного Фондом ООН в области народонаселения (ЮНФПА), 51 процент женщин использовали те или иные формы современных контрацептивных средств. Из-за культурных установок многие замужние женщины возражали против использования методов планирования семьи; однако, согласно данным Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА), наблюдалась 13-процентная неудовлетворенная потребность в средствах планирования семьи среди женщин, которые хотели бы воспользоваться такими средствами, но не имели к ним доступа.

Дискриминация. Женщины равноправны с мужчинами в том, что касается семейного и вещного права, и в судебной системе. Парламентский комитет по защите прав и свобод человека отвечает за разработку законодательства в сфере прав человека и гендерного равенства, интеграцию новой гендерной программы в образовательные учебные планы и публикацию регулярных бюллетеней о национальных и международных законах в сфере гендерного равенства. Согласно закону женщины полностью равноправны с мужчинами, включая равную оплату труда, доступ к кредитам, возможность создавать бизнес и владеть им, а также доступ к государственным должностям. Тем не менее из-за культурных предубеждений женщины продолжали подвергаться дискриминации. По неофициальным сведениям, работодатели отдавали предпочтение мужчинам, чтобы избежать потерь производительности работников из-за беременности или ухода за ребенком. Женщины были слабо представлены в руководстве государственных хозяйственных субъектов, а наибольшая их концентрация отмечалась в сферах здравоохранения, образования и услуг. Правительство ограничивало участие женщин в некоторых опасных или экологически небезопасных работах (см. раздел 7.d.).

Правительство не признавало и не рассматривало фактов дискриминации в отношении женщин и не сообщало о них. Отсутствует какой-либо специальный государственный орган, занимающийся юридическими правами женщин, но Союз женщин Туркменистана (аффилированная с правительством НПО) и Национальный институт демократии и прав человека работали над юридическими правами женщин.

Дети

В апреле Министерство образования в сотрудничестве с Детским фондом ООН (ЮНИСЕФ) присвоило семи школам статус «Школа дружелюбного отношения к ребенку», доведя общее число таких школ до 33. В мае правительство дополнило законодательство положениями о правах и обязанностях родителей по воспитанию детей. В 2013 году был принят закон о государственной молодежной политике. Он определяет понятие молодежи как лиц в возрасте от 14 до 30 лет и провозглашает 15 основных целей. Среди них: создание условий для полноценного участия молодых людей в общественной, экономической, политической и культурной жизни государства и общества; обеспечение условий для всестороннего образования молодежи; а также соблюдение прав и свобод молодых людей.

Правительство предпринимало некоторые шаги к обеспечению благосостояния детей, включая расширение сотрудничества с Детским фондом ООН (ЮНИСЕФ) и другими международными организациями в рамках реализации программ, направленных на укрепление здоровья детей.

Регистрация рождения. По закону ребенок получает гражданство на основании гражданства одного из родителей. Ребенок, родившийся у лиц без гражданства, имеющих в Туркменистане статус постоянных жителей, также становится гражданином.

Согласно сведениям в Докладе ЮНИСЕФ о положении детей в мире за 2014 год, в 2012 году, по которому имеются самые последние данные, свидетельства о рождении были выдано 96 процентов детей, родившихся в тот год.

Образование. До 12 класса образование является бесплатным, обязательным и всеобщим. Поступали сообщения, что в некоторых сельских районах родители забирали девочек из школы, начиная даже с 9-летнего возраста, для того чтобы они работали дома.

Жестокое обращение с детьми. Поступали отдельные сообщения о жестоком обращении с детьми. В течение года Комитет ООН по правам ребенка обращался к правительству с просьбой представить последние данные о положении детей в стране. Эти данные должны были включать сведения о принятии национального плана действий по защите детей, предусматривающего механизмы защиты детей, находящихся в уязвимом положении вследствие дискриминации; о реализации мер, запрещающих телесные наказания; об обеспечении детям доступа к питьевой воде и надлежащих санитарных условий, а также о мерах повышения качества образования детей. По состоянию на 1 декабря ответа от правительства не поступало.

Брак несовершеннолетних и принудительное вступление в брак. Минимальный возраст вступления в брак составляет 18 лет. По данным, содержащимся в Докладе ЮНИСЕФ о положении детей в мире за 2014 год, 7 процентов браков заключалось с несовершеннолетними.

Калечащие операции на женских половых органах/женское обрезание (FGM/C). Отсутствуют законы, которые бы прямо запрещали калечащие операции на женских половых органах/женское обрезание, однако сообщений о подобных операциях не поступало.

Сексуальная эксплуатация детей. Официально установленный в стране возраст согласия – 16 лет. Закон запрещает производство порнографических материалов или объектов с целью распространения, равно как и рекламу в печати, кино- и видеофильмах или с помощью изображений или других объектов порнографического характера, в том числе с участием детей, и торговлю такой продукцией или объектами. В отчете Интерпола указывается, что Уголовный кодекс «…устанавливает уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетних в проституцию».

Международные похищения детей. Страна является участником Гаагской конвенции 1980 года о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. Конкретную информацию по стране см. в докладе Государственного департамента США по адресу travel.state.gov/content/childabduction/english/country/Turkmenistan.html.

Антисемитизм

В стране проживало около 300 евреев, в основном в Ашхабаде, но организованная еврейская община отсутствовала. Сообщений о проявлениях антисемитизма не поступало.

Торговля людьми

См. доклад Государственного департамента США о торговле людьми, Trafficking in Persons Report, по адресу www.state.gov/j/tip/rls/tiprpt/.

Лица с ограниченными возможностями

Закон запрещает дискриминацию в сфере занятости, образования, доступа к здравоохранению и иным видам государственных услуг, а также в других сферах в отношении людей с физической инвалидностью, сенсорными нарушениями, нарушениями интеллектуальных функций или психическими расстройствами. Тем не менее лица с ограниченными возможностями сталкивались с дискриминацией, им отказывали в приеме на работу, образовании, доступе к здравоохранению и иным видам государственных услуг из-за сильных культурных предубеждений (см. раздел 7.d.).

Правительство предоставляло лицам с ограниченными возможностями субсидии и пенсии, но этой помощи не хватало для удовлетворения основных потребностей. Правительство рассматривало лиц с ограниченными возможностями, получающих субсидии, как трудоустроенных, а потому не имеющих права на получение работы в государственных организациях, которые являются крупнейшим источником рабочих мест в стране.

Некоторые учащиеся с ограниченными возможностями не могли получать образование из-за отсутствия квалифицированных преподавателей, а также потому, что учебные заведения были для них физически недоступны. Хотя закон требует, чтобы университеты проводили специализированные вступительные экзамены для абитуриентов с ограниченными возможностями, такие лица сталкивались с трудностями при поступлении в университеты. Власти помещали детей-инвалидов, в том числе детей с нарушениями умственного и психического развития, в школы-интернаты, где они должны были получать образование и работу, если они могли работать. Однако на практике ни того, ни другого в этих школах им не предоставлялось. В больших городах имелись специальные школы для детей с сенсорными нарушениями. Школы-интернаты с реабилитационными центрами для лиц с ограниченными возможностями имелись в каждой области и в Ашхабаде. В сентябре и октябре правительство открыло шесть образовательно-реабилитационных центров, по одному в каждом из пяти велаятов и один в столице. Каждый центр был рассчитан на 420 учащихся с инвалидностью.

Хотя закон требует, чтобы в новых строительных проектах предусматривался доступ для лиц с ограниченными возможностями, он соблюдался не всегда, а старые здания оставались недоступными для таких лиц. Отсутствие соответствующих стандартов доступности привело к тому, что в некоторых новых зданиях были установлены несоответствующие нормам пандусы. За защиту прав лиц с ограниченными возможностями отвечает Министерство социального обеспечения. Это министерство предоставляло места для проведения и организационную поддержку мероприятий, проводимых НПО, которые оказывают помощь лицам с ограниченными возможностями. Закон предусматривает право голоса для всех, включая лиц с ограниченными возможностями.

Национальные, расовые и этнические меньшинства

Закон предусматривает равные права и свободы для всех граждан. Меньшинства пытались зарегистрировать НПО с целью получения юридического статуса для проведения культурных мероприятий, но в течение года ни одна группа, представляющая какое-либо меньшинство, не смогла зарегистрироваться.

Закон определяет туркменский язык как официальный, хотя и учитывает права говорящих на других языках национальных меньшинств. Русский язык был по-прежнему широко распространен в деловом общении и в повседневной жизни в столице, хотя правительство продолжало кампанию по переводу всего официального делопроизводства на туркменский язык. Сотрудники министерств должны сдать экзамен, демонстрирующий их способность обсуждать профессиональную тематику на туркменском языке, и тех, кто этот экзамен сдать не смог, увольняли. Правительство выделяло средства на обучение туркменскому языку лиц, говорящих на других языках, только в начальной и средней школе.

Лица, говорящие на других языках, отмечали, что в ряде областей возможность продвижения по службе у них отсутствовала, и лишь несколько лиц не туркменской национальности занимали высокие должности в правительстве. В некоторых случаях кандидаты на государственные должности должны были представить информацию о национальной принадлежности трех поколений своих предков. Поскольку при сокращении штатов из государственных учреждений зачастую первыми увольняли лиц не туркменской национальности, число таких лиц, занимавших государственные должности, было непропорционально мало (см. раздел 7.d.).

Акты насилия, дискриминация и прочие злоупотребления в связи с сексуальной ориентацией и гендерной самоидентификацией

Гомосексуальные отношения между мужчинами являются противозаконными согласно разделу уголовного кодекса о мужеложстве, в котором предусмотрено тюремное заключение сроком до двух лет и возможное дополнительное отбывание наказания в трудовом лагере сроком от двух до пяти лет. Закон также предусматривает лишение свободы до 20 лет за повторные акты мужеложства, гомосексуальные действия с несовершеннолетними или распространение ВИЧ или других инфекций, передаваемых половым путем, через гомосексуальные контакты. В законе не упоминаются однополые сексуальные контакты между женщинами. Положения закона применялись выборочно. Антидискриминационные законы не применяются в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ). Общество не признает трансгендерных лиц, и правительство не обеспечивает никакой юридической защиты или признания их гендерной самоидентификации.

Поступали сообщения о задержании, угрозах и иных случаях нарушения прав человека, связанных с сексуальной ориентацией и гендерной самоидентификацией. Отсутствовала какая-либо официальная информация о дискриминации против лиц нетрадиционной ориентации при приеме на работу, предоставлении жилья, при отсутствии гражданства, при предоставлении доступа к образованию или медицинскому обслуживанию. Поскольку однополые сексуальные отношения и нетрадиционная гендерная самоидентификация являлись запретной темой в традиционном туркменском обществе, социальная стигматизация, вероятно, предотвращала появление сообщений о происшествиях в этой сфере.

Другие формы социального насилия или дискриминации

Поступали сообщения о случаях дискриминации и насилия в отношении некоторых религиозных меньшинств, в том числе «Свидетелей Иеговы». Власти обычно поддерживали такие действия или смотрели на них сквозь пальцы.

Раздел 7. Права работников

а. Свобода объединений и право на коллективные переговоры

Закон предоставляет работникам право на создание независимых союзов и на заключение коллективных договоров с работодателями. Закон запрещает проведение забастовок работниками. Закон не запрещает дискриминацию в отношении членов и организаторов профсоюзов. Отсутствуют механизмы рассмотрения жалоб на дискриминацию, а закон не предусматривает восстановления уволенных на работе.

Правительство не соблюдало принцип свободы объединений и не обеспечивало эффективного применения соответствующих правовых норм. Все ремесленные и профессиональные союзы контролировались правительством и не могли принимать самостоятельных решений в отношении собственной деятельности. Власти не позволяли частным лицам создавать независимые профсоюзы.

b. Запрет на использование принудительного или подневольного труда

Закон запрещает любые формы принудительного или подневольного труда. Закон предусматривает расследование предполагаемых случаев принуждения к труду и торговли людьми, а также привлечение к ответственности и наказание лиц, виновных в таких правонарушениях. Ресурсы, контроль и средства защиты были недостаточными. Наказания за нарушения, включая штрафы в размере до 2000 манатов (700 долларов США) или приостановление деятельности работодателя на срок до трех месяцев, применялись непоследовательно и были недостаточными для предотвращения таких правонарушений.

Правительство сообщало о проведении расследований и осуждении торговцев людьми. Строительные рабочие, занятые в неофициальном секторе, не были защищены от принудительного труда; также поступали сообщения о принудительном труде в хлопчатобумажной промышленности.

См. также доклад Государственного департамента США о торговле людьми, Trafficking in Persons Report, по адресу www.state.gov/j/tip/rls/tiprpt/.

c. Запрет на использование детского труда, минимальный возраст для работы по найму

Возрастной минимум для приема на работу – 16 лет, а для работы в тяжелой промышленности, например, в текстильном производстве, строительстве, металлообработке и химической промышленности – 18 лет. Тем не менее 15-летние подростки могут работать от четырех до шести часов в день, но не более 24 часов в неделю, с разрешения родителей и профсоюзов, однако такие разрешения редко предоставлялись. Закон запрещает детям в возрасте от 16 до 18 лет работать более шести часов в день, или 36 часов в неделю. Закон также запрещает детям работать сверхурочно либо в период с 22.00 до 06.00 часов и защищает детей от эксплуатации на рабочем месте. Президентский указ запрещает детский труд во всех сферах и, в частности, гласит, что детям не разрешается участвовать в сборе хлопка. По сообщениям, ресурсы, контроль и средства защиты были достаточными для обеспечения соблюдения запрета на детский труд. Наказания за нарушения, включая штрафы в размере до 2000 манатов (700 долларов США) или приостановление деятельности работодателя на срок до трех месяцев, применялись и были достаточными для предотвращения правонарушений. Поступали сообщения о том, что некоторые дети собирали хлопок, чтобы заработать дополнительные деньги или подменить родителей, однако никаких подтвержденных сообщений о принудительном детском труде в хлопчатобумажной промышленности не поступало.

Министерство юстиции и Генеральная прокуратура активно применяли раздел трудового законодательства, запрещающий принудительный детский труд.

d. Дискриминация в сфере занятости или профессиональной деятельности

Закон запрещает дискриминацию по признаку гражданства, расовой принадлежности, пола, языка, инвалидности, ВИЧ-статуса или социального положения. Закон не запрещает дискриминацию по признаку сексуальной ориентации. Власти не всегда успешно обеспечивали соблюдение данного закона. Кандидаты на определенные государственные должности должны сдать экзамен по языку и пройти проверку семейной биографии на протяжении трех поколений.

Имела место дискриминация в области занятости и профессиональной деятельности по признаку пола, языка и инвалидности (см. раздел 6). Сведений о дискриминации против работающих внутренних мигрантов не поступало.

e. Приемлемые условия труда

Минимальная месячная заработная плата во всех секторах составляла 485 манатов (170 долларов США). Официальная оценка прожиточного минимума отсутствовала. По закону стандартная рабочая неделя составляет 40 часов, суббота и воскресенье – выходные. Закон гласит, что вознаграждение за сверхурочный труд или работу в праздничные и выходные дни должно вдвое превышать обычный размер оплаты. Продолжительность сверхурочного труда не может превышать 120 часов в год и четырех часов в течение двух дней подряд. Закон запрещает беременным женщинам, женщинам с детьми до трех лет, женщинам с детьми-инвалидами в возрасте до 16 лет и родителям-одиночкам с двумя или более детьми работать сверхурочно.

Закон предусматривает ежегодный оплачиваемый отпуск не менее 30 дней для государственных служащих, 45 дней – для преподавателей всех видов образовательных учреждений и 55 дней для профессоров. Закон предусматривает 10-дневный оплачиваемый отпуск для молодоженов и их родителей для подготовки к свадьбе. Кроме того, работникам предоставляется 10-дневный оплачиваемый отпуск на похороны и поминальные мероприятия в случае смерти близкого родственника. По достижении 62 лет граждане получают право на три дополнительных дня оплачиваемого отпуска.

Правительство не ввело системы стандартов гигиены труда и техники безопасности. Государственная инспекция труда отсутствует. Однако в государственных профсоюзах работало 14 инспекторов по проверке условий труда, уполномоченных направлять предписания в государственные отрасли. По закону профсоюзные инспекторы не могут налагать штрафы.

На практике государственные служащие и многие работники частного сектора должны были работать по 10 часов в день или шесть дней в неделю без компенсации. Сообщалось, что многие работники государственного сектора отрабатывали не менее половины рабочего дня по субботам. Законы, регулирующие оплату за сверхурочную работу и работу в выходные дни, на практике не соблюдались. По указу президента заработная плата в январе была увеличена на 10 процентов. В 2013 году была проведена реформа трудового кодекса с целью обеспечения дополнительных льгот, в том числе денежных премий, сокращения рабочего времени, предоставления дополнительного отпуска и права на досрочный выход на пенсию работникам, занятым на вредном производстве.

Работодатели не обеспечивали строительных и промышленных рабочих, занятых на более старых предприятиях, надлежащими средствами защиты и часто заставляли их работать в опасных условиях. Некоторые сельскохозяйственные рабочие подвергались опасностям экологического характера, связанным с применением дефолиантов при подготовке хлопковых полей для механизированной уборки. Работники, покидавшие рабочие места, условия на которых угрожали их здоровью или безопасности, подвергались риску увольнения, и власти не обеспечивали защиту работников в данной ситуации. Статистические данные о травмах и смертях на производстве отсутствовали.